Решение о том, что повышения не будет было озвучено ЦБ США в четверг; есть много вещей, которые необходимо обсудить.

уолл-стрит
Вслед за решением ФРС оставить уровень ставок без изменения, последовали многочисленные комментарии аналитиков и экономистов, работающих на Уолл-Стрит. Ниже представлен краткий обзор их мнений относительно решения регулятора.

Питер Буквар, главный аналитик по рынкам из The Lindsey Group LLC:
Несмотря на то, что комментарии относительно состояния экономики не претерпели значительных изменений, по сравнению с прошлым заявлением, в них была добавлена фраза «недавние события на финансовых рынках и в мировой экономике могут негативным образом сказаться на экономической активности и создать давление на инфляцию в краткосрочной перспективе». Монетарные власти считают риски будущей экономической активности и рынка труда сбалансированными, но «пристально следят за развитием событий на зарубежных площадках». Джеффри Лакер был единственным, из всех членов FOMC, проголосовавшим за повышение ставки на 0,25%. Вывод можно сделать следующий: проблема сейчас заключается не в том, повысит ли ФРС ставки или нет, а в непростом обсуждении относительно того, когда необходимо сделать это повышение. Мы будем вынуждены обсуждать это снова и снова, в то время как FOMC будет анализировать не только все выходящие экономические данные, но и ситуацию на зарубежных площадках. Именно они являются центром неопределенностей и череды оправданий, достигшей за последние несколько лет критической точки, с которой, по моему мнению, рынок акций больше не будет считаться.

Келси Дешлер, глава департамента фундаментальных стратегий из Credit Suisse Asset Management Alternative Fund Solutions:
Я думаю, что это было самое благоразумное решение, принимая во внимание динамику цен на товарном рынке и ситуацию в развивающихся странах, а так же учитывая противоречивые экономические данные экономики США. Забегая вперёд, мне кажется, что это позитивный фактор для хедж-фондов, многие из которых извлекают прибыль из ситуации, когда драйверами для рынков служат фундаментальные данные, а не денежно-кредитная политика центрального банка.

Роб Бернстоун, управляющий директор по торговле акциями из Credit Suisse:
Действительно, это вопрос ожиданий управляющих – есть, конечно, консенсус относительно направления движения уровня процентных ставок в следующем году и далее. Скорость и величина повышений – вот факторы, которые так хотят знать люди, и поэтому комментарии к решению очень важны. Акценты, расставленные на событиях, происходящих на зарубежных площадках, естественно, привлекают внимание. Говоря о рынках акций, очевидно, есть потенциальное расхождение между рынками развивающихся стран и рынком США, особенно учитывая недавнюю волатильность.

Фил Гуарко, глава департамента инструментов с фиксированной доходностью из JP Morgan Private Bank:
Я думаю, самая главная мысль состоит в том, что мы больше не ориентируемся только на США. Традиционно, монетарные власти заботила только экономика США… Теперь мировая экономика стала нашей проблемой и они, я полагаю, обеспокоены эффектом, который окажет повышение ставки на развивающиеся рынки. Это, конечно, голубиный подход. Появляется риск ошибки в монетарной политике; в том случае, если естественный уровень безработицы не ниже текущего, обозначенного ФРС, и это только переходный период, снижающиеся цены на энергоносители могут замаскировать ценовое давление, сформированное внутри экономики.

Эндрю Грантам, экономист из CIBC World Markets:
В заявлении, сделанном после заседания, прогнозы экономического развития выглядят несколько лучше, чем ранее, особенно наметившаяся тенденция в оценках капитальных инвестиций со стороны бизнеса. Однако, возросли риски, связанные с зарубежными рынками. Монетарные власти всё ещё ждут «небольшое» улучшение на рынке труда и «достаточно уверены», что инфляция вернётся к уровню в 2%.
Когда цикл ужесточения начнётся, темп увеличения ставок может быть ниже, чем прогнозировали ранее; средний прогноз на конец 2016 и 2017 годов так же на 0,25% ниже, чем в предыдущем прогнозе. Ставка в «долгосрочном» периоде, по прогнозам, будет составлять 3,5%, а не 3,75%, как думали ранее. Один из членов FOMC – Лакер – не согласился с общим мнением и высказал своё убеждение в том, что ставки необходимо поднять уже сейчас. Всё выглядит так, как будто цикл ужесточения всё ещё начнётся в этом году, однако, скорее всего, будет только одно повышение; все с нетерпением будут ждать комментариев Йеллен, с целью понять, состоится повышение в октябре или декабре.


Майкл Гапин и Роб Мартин, главный экономист по США из Barclays:
Мы ожидаем намёков от FOMC, о том, что цикл ужесточения начнётся в декабре; всё указывает на то, что повышение пройдёт уже в этом году. И хотя мы рассматриваем сделанное заявление чуть более голубиным, чем ожидалось, мы убеждены что большинство из членов комитета ожидают повышения ставок в этом году. Аналитики говорят, что придерживаются своих прогнозов относительно того, что цикл ужесточения начнётся в марте, продолжая полагать, что низкий уровень инфляции в начале следующего года вынудит FOMC повременить с первым повышением ставки до 2016 года.

Майкл Грегори, заместитель главного экономиста и главный экономист по США из Bank of Montreal:
FOMC оставил неизменным уровень процентных ставок, увеличив период рекордно низкой стоимости заимствований до 6 лет и 9 месяцев. Причина не повышать ставки ясна: «Недавние события на финансовых рынках и в мировой экономике могут негативным образом сказаться на экономической активности и создать давление на инфляцию в краткосрочной перспективе». Безусловно, такие факторы как низкий уровень инфляции, растущий доллар и падающие цены на нефть, в совокупности представляются в глазах ФРС монстром, поднимающим свою голову. Очевидность этого факта подчёркивают дискуссии о низком уровне ценового давления, который отражается в «падающих ценах на энергоносители и снижающихся цен на неэнергетический импорт». В июле у монетарных властей было такое же мнение, только они говорили о снижениях в прошлом. Сейчас ФРС говорит о текущих дефляционных процессах. Более того, рыночные инфляционные ожидания снизились; в предыдущих заявлениях упоминалось, что они остаются низкими. Глава ФРС Йеллен ранее говорила о том, что рост ценовых индексов не является предпосылкой к повышению ставок; однако, падение данных индексов снизит уверенность монетарных властей в том, что уровень инфляции вернётся к целевому значению в 2%. Это фактор, по всей видимости, и является причиной того, что ЦБ США решил оставить уровень процентных ставок без изменений, по нашему мнению.