Центральный банк страны потратил миллиарды, защищая потолок обменного курса.

Национальный банк Швейцарии в борьбе с супер-сильным франком

В маленькой комнате, отделанной деревом, с видом на Цюрихское озеро Томас Джордан и его коллеги из Национального банка Швейцарии (НБШ) приняли решение, которое стало огромным сюрпризом для глобальных рынков, лидеров промышленного производства страны, а также поставило национальную экономику на грань рецессии.

Год спустя, сидя в той же самой комнате, Джордан, президент НБШ, спокойно анализирует свое решение, заключающееся в отмене потолка привязки франка к евро на отметке в 1,2 (франка за евро). С 2011 года банк удерживал данный потолок в попытках лимитировать рост швейцарской валюты и предотвратить негативное влияние на экспортеров страны, деятельность которых составляет более 60% от ВВП Швейцарии.
«Мы не сожалеем о сделанном, так как полагали, что это решение было правильным и своевременным»
— заявил он, говоря о важном решении, о котором было объявлено 15 января 2015 года в 10:30.
«Иногда вам приходится принимать сложные решения».

Потолок обменного курса должен был удерживать франк от резкого роста, который мог бы быть вызван желанием иностранных инвесторов покупать швейцарскую валюту – традиционный защитный актив, который покупают в период повышения волатильности на глобальных финансовых рынках, особенно в период нестабильности на европейских площадках. Однако, спрос на франк в совокупности со слабостью евро достигли значений, с которыми НБШ не смог справиться. Год назад официальные власти Швейцарии тратили миллиарды франков покупая евро, тогда как перспектива количественного смягчения со стороны ЕЦБ и дальнейшее ослабление евро усиливали повышательное давление на франк.

С отметки в 1,60 за евро, достигнутой незадолго до коллапса Lehman Brothers в 2008 году, валюта не прекращала рост, едва не достигнув паритета с евро до того, как потолок был установлен в сентябре 2011 года. Попытки сдержать рост валюты, длившиеся три года, привели к накоплению массивных валютных резервов. Учитывая давление, оказываемое на основы монетарной политики страны, НБШ анонсировал 0,25%-ый налог на депозиты банков, находящиеся на балансе ЦБ (отрицательная депозитная ставка).

В январе 2015 года Джордан вместе со своими коллегами Жан-Пьером Дантином и Фритсом Зарброгом приняли решение резко отменить потолок валютного курса.
«Задержка с принятием данного решения могла привести к негативным последствиям для экономики»
— заявил Джордан.
«Рост франка произошел бы в любом случае».
В то же время, НБШ объявил об увеличении налогов на депозиты до 0,75%.

В течение нескольких минут после того, как потолок обменного курса был снят, котировки франка по отношению к евро выросли на 41%. Решение застало инвесторов врасплох, потому что центральный банк за несколько дней до этого заявил о том, что оставит свою монетарную политику неизменной.

Банки, совершавшие операции на валютном рынке, понесли многомиллионные убытки, а один из брокеров, штаб-квартира которого находится в Новой Зеландии, был вынужден прекратить деятельность. Промышленный сектор Швейцарии был так же удивлен, как и все. Генеральный директор Swatch Group Ник Хайек выразил общую точку зрения и заявил, что НБШ обрушил цунами. Позднее он говорил о том, что руководство центрального банка проявило слабость и отсутствие лидерских качеств. Мнения экономистов, касательно данной ситуации разделились; одни характеризовали данное решение как смелое, другие называли его худшим решением центрального банка за всю историю.
глава национального банка швейцарии
Рост экономики Швейцарии замедлился из-за того, что рост национальной валюты сделал экспорт товаров в Еврозону (крупнейший торговый партнер Швейцарии) более дорогим. Экспорт в Еврозону за первые 9 месяцев года снизился на 8%. Экономика сократилась на 0,3% за первый квартал 2015 года. Однако, ВВП в последующие три месяца вырос и страна сумела избежать рецессии; компании снижали расходы и повышали эффективность. Уровень безработицы сильно не вырос, и учитывая то, что котировки франка по отношению к евро снизились до отметки в 1,09, Джордан рассчитывает, что рост экономики ускорится до 1,5% в этом году с отметки чуть ниже 1% в 2015 году. Президент НБШ заявил, что франк все еще переоценен.

Несмотря на то, что Швейцария известна своими лыжными курортами, часами и сыром, исторически драйверами роста экономики этой страны были различные финансовые услуги, в частности персонифицированное банковское обслуживание, фармацевтическая отрасль, включающая такие компании как Roche Holding и Novartis, а также производства сложных, с технической точки зрения, товаров высокого качества. К счастью для Швейцарии, некоторые из этих люксовых индустрий менее подвержены влиянию изменения обменного курса валюты.
«Учитывая сильный рост швейцарского франка, экономика демонстрирует достаточно хорошую динамику, несомтря на то, что ситуация остается сложной для многих и многих компаний»
— сказал Джордан.

Президент центрального банка, учившийся в Университете Берна (University of Bern), а затем в Гарварде (Harvard), с опасением относится к трудностям, с которыми ему предстоит столкнуться. Говоря о потенциально возможном источнике проблем, он ссылается на все факторы, от замедления экономик Китая и Бразилии до падающих цен на нефть, и даже на предстоящий референдум в Великобритании по вопросу членства страны в Евросоюзе. Несмотря на это, проблемы страны намного менее существенны, чем неприятности в соседней Франции или Италии; уровень безработицы в Швейцарии рос на протяжении всего прошлого года и в декабре достиг пятилетних максимумов на отметке в 3,4%. В этом месяце число соискателей работы более чем на 8% превышало значение конца 2014 года.

Сильный франк оказывает давление на инфляцию, так как цены на импортные товары падают. Индекс потребительских цен в прошлом году снизился на 1,1%, что является максимальным значением с 1950 года.

Джордан говорит, что негативная депозитная ставка, находящаяся на отметке в 0,75%, и желание НБШ продавать франки даже после отмены потолка, поспособствуют снижению швейцарской валюты через какое-то время. Это поддержит рост экономики, на что также позитивно может повлиять восстановление экономики крупнейшего торгового партнера страны. Джордан заявил:
«Учитывая сложность ситуации, в которой мы находимся, основной фокус Совета директоров НБШ направлен на монетарные условия; действия НБШ способствуют тому, чтобы Швейцария смогла пережить эти сложные и непростые времена».
Вывод: год назад, после того как власти Швейцарии отменили потолок обменного курса франка, экономисты придерживались крайне пессимистичных взглядов, касающихся экономики Швейцарии. Сейчас экономика растет.