Саудовская Аравия смешивает внешнюю политику с политикой на нефтяном рынке целью является Иран. Мнение Мухаммада ибн Салмана остается превалирующим. Саудовская Аравия блокировала сделку в Дохе, целью которой была заморозка объемов добычи.

Нефть Иран и Саудовская Аравия
Противостояние Эр-Рияда и Тегерана оказывает воздействие на глобальный энергетический рынок.

После того как он занялся вопросами обороны и экономического планирования в Саудовской Аравии, заместитель наследного принца Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман теперь распространяет свое влияние на энергетическую политику страны.

30-летний сын Короля Салмана положил конец многолетнему подходу Саудовской Аравии, согласно которому Королевство никогда не смешивало вопросы политики и коммерции. На встрече в Дохе, которая состоялась на выходных, официальные представители Саудовской Аравии заблокировали соглашение между основными производителями нефти, целью которого была заморозка объемов добычи нефти. Это произошло из-за того, что Иран отказался принять участие в сделке. Данные обстоятельства являются признаками того, что региональный конфликт интересов оказывает влияние на весь энергетический рынок.
«В Дохе все было сведено к политике»
— сказал Яссер Элгуинди, аналитик рынка нефти из Medley Global Advisors (консалтинговая компания).

Эти изменения свидетельствуют о том, что все участники рынка, включая крупные нефтяные компании, как Exxon Mobil Corp., и нефтетрейдеры, как Vitol Group BV, будут вынуждены учитывать политическую ситуацию на Ближнем Востоке и мнение Саудовской Аравии. Учитывая то, что отношения Королевства и Ирана сейчас находятся в худшем состоянии (дипломатический кризис) с Исламской революции 1979 года (в результате которой в Тегеране была установлена шиитская теократия) и то, что обе этих страны поддерживают разные стороны в конфликтах в Сирии и Йемене, участникам нефтяного рынка стоит подготовиться к непростым временам.
«Факт того, что Саудовская Аравия, по всей видимости, заблокировала сделку — является индикатором того, как сильно влияют на нефтяной рынок продолжающиеся геополитические конфликты с Ираном»
— сказал Джейсон Бордоф, директор Center on Global Energy Policy из Колумбийского Университета, Нью-Йорк (эксперт ранее являлся консультантом Белого Дома по нефтяному рынку).

Читайте также: Страны ОПЕК: цена на нефть, которая устроит всех

Прагматик

Али Аль-Наими, министр нефти Саудовской Аравии, был прагматиком, разделявшим нефтяную политику от международной политики на протяжении прошедших 2 десятилетий, настаивая на том, что предпосылки формирования цен, как предложение, спрос и объемы запасов являлись основными драйверами его решений. Технократическая стратегия была построена на опыте нефтяного эмбарго 1973 года, которое привело к сокращению спроса.

Несмотря на то, что саудовское правительство всегда держало под контролем нефтяную политику, министрам, не являвшимся представителями королевской семьи (от шейха Ямани в 1980-х до Аль-Наими в последние 2 десятилетия), предоставлялось достаточно места для маневров.

Аль-Наими и его заместитель принц Абдулазис ибн Салман (старший брат заместителя наследного принца) в прошлом взаимодействовали с Ираном с целью сокращения производства и роста нефтяных котировок. Нефтяная политика была необычным оазисом стабильности в сложном политическом мире Ближнего Востока.

Читайте также: 1 страна, 1 обещание: 1 миллион баррелей в день

Данный подход привел к соглашению между Россией, Саудовской Аравией, Венесуэлой и Катаром, в рамках которого несколько недель назад была достигнута сделка о заморозке объемов производства. В субботу официальные представители 4 стран подготовили драфт соглашения, которое, как они считали, будет подписано в считанные часы после начала встречи в Дохе. Данная сделка должна была стать подтверждением первых за 15 лет шагов на пути к взаимодействию между ОПЕК и Россией, а также должна была открыть дверь для сокращения избытка предложения на глобальном рынке нефти, в результате которого цены на нефть рухнули от отметок в 100 долл. за баррель до 26 долл.

нефть Иран Саудовская Аравия - картинка

Однако, все пошло не по плану. Вместо этого, в воскресенье утром саудовская сторона настояла на включение в соглашение Ирана.
«Утром некоторые члены ОПЕК изменили свою позицию — прямо перед началом встречи»
— сказал после неудачи в Дохе Александр Новак, министр энергетики России.

Читайте также: Нефть vs бюджет России: казна умирает от голода

Эулохио дель Пино, министр нефти Венесуэлы, заявил, что представители Саудовской Аравии на встрече не были наделены возможностью вести переговоры и саммит накалил отношения внутри ОПЕК.
«Мы будем стараться восстановить доверие»
— сказал он репортерам в ходе своего визита в Москву.

Фактически, об изменениях саудовская сторона проинформировала за несколько недель до саммита. Принц Мухаммад ибн Салман, известный в дипломатических кругах как «MbS», являющийся восходящей политической силой Королевства, в 2-х интервью агентству Bloomberg News заявлял, что для достижения соглашения необходимо участие Ирана.

Читайте также: Дно нефти: топ нефтетрейдеры считают, что худшее позади

Последнее слово

нефтяная политика Саудовской АравииРынок нефти воспринял предупреждение, как опасения касаемо объемов внутреннего потребления, а не как угрозу переговорам в Дохе. С того момента как 4 страны начали процесс заморозки объемов добычи, цены на нефть выросли более чем на 35%.

Читайте также: Перспективы нефти

«На рынке нефти, одна вещь остается точной для меня: что касается позиции Саудовской Аравии, необходимо прислушиваться к MbS»
— сказал Майкл Виттнер, аналитик из Societe Generale SA, Нью-Йорк и бывший официальный представитель ЦРУ.
«Очевидно, что последнее слово касаемо политики Королевства, остается за ним, а не за Али Наими».

Принц Мухаммад начал набирать влияние после того, как его отец в прошлом году взошел на престол. Он стал министром обороны и вскоре после этого начал военную кампанию против Йемена. Он также возглавляет орган экономического планирования и совет, у которого есть полномочия на управление гигантской государственной нефтяной компанией.

Рыночная доля

Несмотря на то, что игроки нефтяного рынка и наблюдатели за ОПЕК практически единогласно указывают на политизированность нефтяной политики Саудовской Аравии, возможны и другие причины, которые могли бы стать камнем преткновения между принцем Мухаммадом и Ираном.

Одной из этих причин могла стать защита рыночной доли Саудовской Аравии, которая могла пострадать в случае заморозки объемов добычи из-за того, что Иран увеличивает объемы производства после снятия международных санкций с этой страны в январе. Другой причиной могло стать нежелание быстрого и резкого роста цен на нефть, которое смогло бы оказать поддержку поставщикам из США и замедлить проведение реформ внутри Королевства.

Читайте также: Восстановление нефти: если это было дно, то вершина рядом

«Нас не волнуют цены на нефть»
— заявил на прошлой неделе в интервью агентству Bloomberg принц Мухаммад.
«30 долл. или 70 долл. для нас одинаковы. У нас есть собственные программы развития, для которых не требуются высокие цены на нефть».

Плохой полицейский

Не отвеченным остается вопрос: по какой причине официальные представители Саудовской Аравии неделями вели переговоры касаемо драфта соглашения для Дохи, давая понять, что сделка может состояться и без участия Ирана?

Читайте также: Прогнозы ОПЕК

Согласно одной из версий, Эр-Рияд пытался использовать встречу в Дохе с целью провокации России (союзника Ирана) на выбор между высокими ценами на нефть и поддержкой Тегерана. Учитывая это, Аль-Наими играл роль хорошего полицейского, тогда как принц Мухаммад выступал в роли плохого полицейского. Согласно другой теории, принц Мухаммад провел 11-часовую вербальную интервенцию, в результате которой его команда, возглавляемая Аль-Наими, изменила свой взгляд. Цели у этой интервенции остались прежними – навредить Ирану.
«В конечном итоге, политика Саудовской Аравии в нефтяной сфере стала экстремально политизированной»
— говорит Амрита Шен, аналитик по нефтяному рынку из Energy Aspects Ltd., Лондон (консалтинговая компания).