Трейдер, известный как Лондонский Кит, потерял в 2012 году денежные средства JPMorgan Chase & Co. на сумму в 6,2 млрд. долларов США. Это много денег, если не принимать во внимание то, что эти потери не помешали банку отчитаться о рекордной прибыли в $21.3 млрд. в том же году.

Лондонский кит

Однако, неприятности возникли некоторое время спустя: два бывших трейдера столкнулись с уголовными обвинениями, банк признал нарушение законов о ценных бумагах и согласился заплатить штрафы объемом более $1 млрд., подкомитет Сената США написал язвительный отчет, а генеральный директор банка, Джеми Даймон, согласился на сокращение заработной платы. Дело лондонского кита вызывало больший резонанс, чем другие ошибки в банковском секторе, произошедшие с начала финансового криза 2008 года, частично из-за звездного статуса Джейми Даймона. Что более важно, так это то, что данная ситуация подняла на поверхность два тревожных вопроса у участников финансовых рынков и рядовых граждан:
  1. Что если банки все еще имеют пристрастие к риску?
  2. Что если регуляторы не приняли меры после того, как они заметили нарушения?


Ситуация

Ни сам Лондонский Кит, настоящее имя Бруно Иксил, ни какие-либо старшие менеджеры не столкнулись с уголовными обвинениями. Иксил в данный момент сотрудничает с прокурорами. Бывшему боссу Иксила и младшему трейдеру в 2013 году было вынесено обвинение, но обвинения не были связаны с профессиональной деятельностью – прокуроры США говорят, что пара совершила мошенничество с ценными бумагами, скрыв истинную степень убытков от руководства банка. Юристы обоих обвиняемых, которые продолжают оставаться в Европе, говорят, что они невиновны. В апреле 2015 года испанский суд отклонил просьбу об экстрадиции в США куратора Иксила, Хавьера Мартина-Артейджо. Бывший руководитель отдела, в котором работал Иксил, был оштрафован на $1.1 млн. за отказ сотрудничать с британскими регуляторами.

Дома Даймон столкнулся с критикой Сената, который в рамках своего отчета, заявил, что банк обманывал инвесторов и регуляторов, когда убытки начали расти. В 2013 году банк сообщил о первом квартальном убытке, который возник в результате затраченных $7.2 млрд. на юридические издержки, включая выплату $100 млн. Комиссии по Срочной Биржевой Торговле, которая обнаружила, что банк применял стратегию торговли с повышенным риском. В начале 2016 года банк достиг предварительного урегулирования исков на сумму $150 млн., поданных со стороны инвесторов. Регуляторы также столкнулись с критикой. Главный Инспектор Федеральной Резервной Системы США выступил с докладом, в рамках которого он заявил, что его ведомство не смогло должным образом проконтролировать подразделение JPMorgan Chase, в котором возникли убытки.

Портфель Лондонского Кита

Читайте также:
Про золото
Про Абеномику
Зарплата президента США
27 стран с самыми высокими налогами
Самая дорогая недвижимость: ТОП 25 особняков в мире


Предыстория

В некоторой степени то, что сделали Иксил и его коллеги – старо как мир: они увеличивали позиции (объемы сделок) после получения убытков, ставя на кон все больше и больше. Но в этой истории интересно другое. Они работали в подразделении банка CIO (главное управление по инвестициям), задача которого состоит в том, чтобы снижать(!) уровень риска кредитной организации. Вместо этого CIO направил 350 миллиардов долларов США (большая часть которых была взята из федерально застрахованных вкладов) не в инвестиции с низким уровнем риска, а в лондонский офис банка, деятельность которого сосредоточенна на сложных и рискованных торговых операциях с деривативами (производные финансовые инструменты: свопы, фьючерсы, форварды, контракты на разницу и т.д.). Все меньше и меньше внимания уделялось страхованию сделок от возможных убытков.

В 2011 году одна торговая операция Иксила принесла банку $400 млн. Проблемы начались в начале 2012 года, когда банк решил снизить риск в портфеле лондонских деривативов и увеличить объем компенсирующих встречных сделок (застраховаться от убытков). Когда стратегия получила огласку внутри банка, и началось ее осуществление, сделки Иксила прибрели поистине огромные масштабы. Объемы стали слишком существенными для рынка, и тогда же трейдер получил прозвища Кит и Волдеморт благодаря большим объемам своих торговых операций, что, кстати, вызвало сложности с их ликвидацией для банка в будущем. После того, как торговые операции принесли убыток, регуляторы обнаружили, что коллеги Иксила вели два учета операций, чтобы максимально уменьшить прогнозируемый размер убытков – данное открытие стало катализатором возбуждения расследований в США и Великобритании.

самые большие и крупные убытки банков в истории

Читайте также:
Про Украину
Валютная война
Про кризис беженцев в Европе


Аргумент

Когда операции Кита впервые обнаружились, Даймон заявил, что все это похоже на «бурю в стакане воды». Позднее он стал более осторожным в высказываниях и называл данные торговые операции «дефектными, сложными, плохо выполненными». Также он говорил, что за операциями не было должного надзора со стороны регуляторов. Сенат в своем докладе описал эту ситуацию не как работу трейдера-мошенника, а как более широкий системный риск: например, лимиты риска были нарушены более чем в 300 раз до того, как банк перешел к более приемлемой формуле оценки риска (той, которая все равно недооценила риск на половину из-за ошибки в расчетах).

В докладе главного инспектора ФРС также подкреплялось мнение касаемо того, что в деле Лондонского Кита должны быть рассмотрены более глубокие вопросы, как ошибки в приоритизации, потеря институционального контроля над оборотом и плохой координации среди государственных агентств. Для критиков Уолл-Стрит реальный урок Лондонского Кита состоит в том, что первоклассные банки, как JPMorgan Chase, не только слишком большие, чтобы потерпеть неудачу – они также могут быть слишком большими для управления, и слишком большими для того, чтобы осуществлять над ними надзор.

Читайте также: