Но вот что с ним теперь делать? Арктика открыта для бизнеса и каждый хочет там свою долю. Совет в Давосе определил некоторые правила игры.

Арктика


Скотт Майнерд, CIO из Guggenheim Partners, считает, что реалистично оценивает вызовы, которые ставит перед экономикой изменение климата. На конференции Hoover Institution почти три года назад он встречался с государственным секретарем США Джорджем Шульцем. Майнерд пересказал в Давосе на Всемирном экономическом форуме в январ 2016 года слова Шульца:
«Скотт, представь, что просыпаешься завтра утром и в заголовках газет видишь: Мир открыл новый океан».
Открытие Арктики, сказал ему Шульц, может стать одним из самых важнейших событий за прошедшие 12,000 лет — с конца ледникового периода.

И несмотря на то.ю что официальный представитель Шульца не смог подтвердить данный диалог, нет никаких сомнений в том, что исследование арктических снегов и ресурсов, которые они скрывают, открывает колоссальные возможности для энергетики, транспорта, рыболовства, науки и военной отрасли. Россия даже поставила свой флаг на Северном полюсе в 2007 году.
Россия флаг Арктика
В вопросе Арктики энергетика и транспорт вышли на первый план. Норвегия сделала бурение в северных широтах национальным приоритетом, а геологоразведка в Арктике стала приоритетным направлением в энергетической политике США. Таяние льдов означает, что в летние месяцы для транспортировки грузов из Кореи в Нью-Йорк будет необходимо преодолевать расстояние лишь в 5000 км вместо 12000 км (расстояние маршрута через Панамский канал). Потепление также открывает доступ к водам коммерческим рыболовным компаниям, что делает Арктику огромным источником продуктов питания.

Через некоторое время после конференции Hoover Майнерд вошел в наблюдательный совет Всемирного экономического форума. С какой целью? Разработать руководство для тех стран, которые хотят заниматься бизнесом в Акртике. И вот 21-го января 2016 года в Давосе (Швейцария) Майнерд опубликовал это руководство.

«История экономического развития в регионах мира связана с многочисленными ошибками»
— сказал Майнерд, до Guggenheim работавший в Credit Suisse и Morgan Stanley.
«Кажется, что кому-то надо было начать разрабатывать минимальные стандарты, в рамках которых необходимо осуществлять развитие региона».
Арктический инвестиционный протокол (Arctic Investment Protocol), разработанный 22 членами ВЭФ, выводит на первый план принципы устойчивого развития, схожие с инициативами, разработанными для развитых экономик в прошедшие несколько лет. Фокус долгосрочной перспективы: учесть экспертизу местных сообществ и рассматривать их в качестве коммерческих партнеров, защищать экосистему (даже несмотря на то, что рост температур сильно ее изменяет), а также предотвращать коррупцию, одновременно повышая международное сотрудничество. В состав арктических стран входят: Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и США, так что необходимо будет приложить немало усилий для того, чтобы наладить сотрудничество.

Протокол ВЭФ направлен на существенное и быстрое изменение региона. Guggenheim – первая финансовая компания, которая согласовала протокол и начала исследование Арктики около 5 лет назад. Тогда Майнерд впервые совершил поездку на север.
Питтсбург сталь
Проведя детство в Питтсбурге, у него была возможность наблюдать, как инвестиции могут создавать общества и организации, а затем быстро замедлять и разрушать их деятельность. Во многом благодаря бизнес империи Карнеги к 1901 году Питтсбург производил до 30-50% стали в США, население города достигло полумиллиона человек, во второй половине ХХ века Питсбург безуспешно пытался восстановить качество жизни и окружающей среды, в итоге в 1970-1980-ые года множество сталелитейных предприятий были закрыты, а сотрудники уволены, численность населения резко сократилась до 330 тысяч человек. Необходимо избежать подобных событий в Арктике, считает Майнерд.

Guggenheim длительное время занималась финансированием инфраструктурных проектов из-за того, что эта сфера деятельности может обеспечивать стабильный доход в долгосрочной перспективе. Это частично объясняет, почему компания обратила свое внимание на Арктику. С этой точки зрения исследователи начали искать ответы на вопросы о том, что необходимо для интеграции региона в глобальную экономику.

Финансовую привлекательность, которая доступна в данном регионе, трудно оценить, однако, 1 трлн. долл. на текущий момент кажется справедливой оценкой.
инвестиции в Арктику
Такой объем инвестиций, согласно оценкам Guggenheim, необходим для того, чтобы развитие Арктики было равномерным и устойчивым в долгосрочной перспективе. Эта оценка основана на списке государственных и частных инфраструктурных проектов, которые уже запланированы. Данный список проектов не является окончательным, а лишь отражает оценку, полученную в рамках исследования необходимого объема инвестиций, сказал Майнерд. Цель Майнерда – поднять дискуссию и обосновать инвестиции в регион.

Арктическое руководство является добровольным, а не обязательным к исполнению документом, как многие другие инвестиционные инициативы, включая Принципы ответственных инвестиций (Principles for Responsible Investment) или даже собственное руководство ВЭФ по стабильной конкурентоспособности.

В декабре в Париже почти 200 стран согласовали пакт (Парижское соглашение), в рамках которого планируется достижение универсальных климатических целей. Как страны будут делать вклад в прогресс – это их дело, однако, стоит признать, что на текущий момент не происходит никакого снижения загрязняющих выбросов. Парижское соглашение будет работать – если вообще будет – основываясь на мягкости международного политического консенсуса, в рамках которого планируется проводить изменения, а также при поддержке бизнеса и правительств.

Следующий шаг в рамках протокола, по словам Майнерда, заключается в мотивации национальных и местных правительств, а также финансовых организаций подписать его. Если ответственные за создание инфраструктуры институты согласятся на кооперацию (и будут в наличии соответствующие инвестиции), есть шанс развивать Арктику, не разрушая ее.

Такие усилия потребуют существенного научного обоснования, особенно учитывая небольшой объем доступных данных на текущий момент, а также то, что немногим из людей приходилось бывать за границей 66 градусов северной широты.
северный полярный круг
Жан-Гуннар Витнер (директор Norwegian Polar Institute и член ВЭФ) заявил, что увеличение активности в сфере транспортировки, добычи или использования других природных ресурсов станет катализатором ускорения таяния льдов. Таяние льдов повлияло на изменение морских путей, создав новые судоходные маршруты, однако появилось большее количество плавучих айсбергов, которые могут навредить деятельности судов или буровых установок.

Потепление в Арктике происходит быстрее, чем в любой другой части света, сказал Витнер:
«Эти изменения не похожи ни на что, с чем мы сталкивались ранее. Нам попросту не с чем их сравнить».

Читайте также:
События 2016
Год больших испытаний: МВФ снизил прогноз роста глобальной экономики до 3,4%
Экономический ущерб от терроризма на самых высоких уровнях со времен терактов 11 сентября
3 графика о том, почему Китай отменил свою политику «одна семья – один ребенок»
10 самых конкурентоспособных стран 2015