В прошлом году в королевской резиденции в оазисе Равдат Хураим (также называют Королевский лес) принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман зашел к своему дяде, королю Абдулле. Произошло это за несколько дней до того, как монарха положили в больницу. У двух людей с разницей в возрасте в 59 лет было, что вспомнить.

Саудовская Аравия нефть - принц Мухаммед
Король Абдулла однажды запретил своему наглому племяннику, которому в то время было всего 26 лет, оказывать влияние на Министерство Обороны после слухов в королевском дворце, что действия принца носят разрушительный характер, и что он жаждет власти. Позже их отношения улучшились, они стали более близки и разделяли общую точку зрения о том, что Саудовская Аравия должна существенно измениться, или эту страну ждет крах в мире, в котором пытаются избавиться от нефтяной зависимости.

На протяжении 2 лет, с одобрения короля, принц тихо планировал реструктуризацию правительства и экономики Саудовской Аравии, стремясь реализовать, как он их называет, “другие мечты” о будущем без углеводородов. Вскоре после визита Мухаммеда, в январе 2015 года, Король Абдулла скончался. Отец принца Мухаммеда, Салман, взошел на трон, назвав своего сына заместителем наследного принца – вторым по очереди – и обеспечил ему беспрецедентный контроль над государственной нефтяной монополией, национальным инвестиционным фондом, экономической политикой и Министерством обороны. Это – бОльшая сфера влияния, чем подконтрольная наследному принцу — единственный человек, который находится впереди него в очереди на престол. Фактически, принц Мухаммед является сегодня силой, стоящей за самой могущественной монархией в мире. Западные дипломаты в Эр-Рияде называют его «Мистер Всё». При этому принцу Мухаммеду всего 31 год.

Саудовская Аравия: нефть и принц Мухаммед
«В первые 12 часов у власти, я анонсировал все принятые решения»
– говорит принц Мухаммед.
«И в первые 10 дней все правительство было реструктурировано».
На протяжении 2 интервью в Эр-Рияде, он говорил в общей сложности 8 часов. Его слова дают редкий взгляд на новый образ мышления правителя Ближнего Востока. Принц пытается подражать Стиву Джобсу, любит замысловатые видеоигры и работает по 16 часов в день.

В прошлом году среди советников принца присутствовали панические настроения, когда они выяснили, что Саудовская Аравия тратит свои иностранные резервы быстрее, чем мог кто-либо предположить. Банкротство страны могло наступить уже через 2 года. Падающие доходы от добычи нефти привели к дефициту бюджета почти в $200 млрд. – мрачное будущее, в котором единственный жизнеспособный экспорт саудовцев больше не сможет обеспечивать их расходы из-за масштабного притока сланцевой нефти или изменения политики в области климата. Исторически 90% доходов государственного бюджета королевства поступало от продажи нефти (почти вся экспортная выручка). Экспорт черного золота составлял более половины ВВП.

Читайте также: Рейтинг стран по ВВП в 2016 году

В конце апреля, как ожидается, принц представит свою программу «Видение Королевства Саудовская Аравия» — исторический план, включающий широкие экономические и социальные реформы. План подразумевает создание самого крупного суверенного инвестиционного фонда в мире, объем активов которого будет превышать $2 трлн. – достаточно средств, чтобы целиком купить Apple, Google, Microsoft и Berkshire Hathaway, четыре самые крупные открытые акционерные компании в мире. Принц планирует IPO, в рамках которого ожидается продажа «менее 5 процентов» Saudi Aramco, государственной нефтяной компании, которая будет превращена в самый крупный промышленный конгломерат в мире. Фонд будет диверсифицирован вне энергетического сектора, хеджируя тем самым почти полную зависимость королевства от нефтяных доходов.

Читайте также: Дно нефти: топ нефтетрейдеры считают, что худшее позади
«Тектонические решения сделают инвестиции источником дохода для саудовского правительства, заместив часть доходов от продажи нефти»
— говорит принц.
«Таким образом, в течение 20 лет мы станем экономикой или государством, которое не зависит главным образом от нефти».
Читайте также: Перспективы нефти

На протяжении 80 лет доходы от продажи нефти являлись основой для благосостояния населения Саудовской Аравии – абсолютное правило для семьи Аль Сауд в обмен на щедрые расходы для ее 21 миллиона подданных. Теперь принц Мухаммед предлагает новое видение. Он уже сократил огромные субсидии на бензин, электричество и воду. Он может наложить налог на добавленную стоимость и ввести налоги на предметы роскоши и сладкие напитки. Эти и другие меры предназначены для того, чтобы к 2020 году зарабатывать по $100 млрд. дополнительного «ненефтяного» дохода. Это не означает, что саудовское правительство полностью останавливает субсидирование – нет планов ввести подоходный налог и оказать давление на людей с более низкими доходами — принц собирается выплачивать прямые субсидии наличными.
«Мы не желаем оказывать никакого давления на них»
– говорит Мухаммед.
«Мы желаем оказать давление на богатых людей».
Саудовская Аравия нефть - принц Мухаммед - 2
Саудовская Аравия не может процветать при сокращении прав половины своего населения, и принц дал понять, что он поддерживает большую свободу женщин, которые сейчас не могут водить машину или путешествовать без разрешения от родственника мужского пола.
«Мы считаем, что женщины имеют права в исламе, которые они еще должны получить»
– говорит принц Мухаммед. Один бывший старший военный офицер США, который недавно встречался с принцем, говорит, что королевская особа сказала ему, что он готов разрешить женщинам водить машины, но ждет подходящего момента для убеждения консервативного религиозного истеблишмента, который доминирует в социальной и религиозной жизни.
«Он сказал, что, если женщинам было позволено ездить на верблюдах (во времена Пророка Мухаммеда), возможно нам стоит разрешить им водить машины — современных верблюдов»
– говорит бывший офицер.

Читайте также: Как и где купить баррель нефти — опыт Трейси Алловей

Также религиозной полиции Саудовской Аравии было запрещено совершение произвольных арестов без уведомления других органов власти. Попытки либерализации могут угрожать сделке, которую семья аль Сауда заключила с фундаменталистами-ваххабитами два поколения назад (саудиты заключили с ваххабитами сделку, отдав последним на откуп духовно-религиозную часть жизни общества, а за это получили политическую власть и полную поддержку ваххабитов). Но маловероятно, что промышленные компании, которых принц Мухаммед хочет заманить в Саудовскую Аравию, согласятся вести бизнес в стране с такими ограничениями для женщин. Как бы много денег не было в Эр-Рияде, сегодня банкиры и их семьи предпочитают находиться в Дубае.

Многие саудовцы, привыкшие наблюдать, как страна управляется потомками основавшего королевство монарха в достаточно скучной манере, в прошлом году были ошеломлены мгновенным усилением влияния принца Мухаммеда. Власть принца в третьем поколении – он внук основателя династии – представляла острый интерес для половины населения младше 25 лет, особенно среди растущего числа образованных саудовцев, которые считают ограничения для женщин препятствием к дальнейшем развитию. Безработица среди молодежи в Саудовской Аравии составляет почти 30%.

Читайте также: Время Бунтов

Однако, поддерживать реформы это одно, а пережить – другое. Общественная реакция на экономическую перезагрузку характеризовалась напряженностью, а в некоторых случаях гневом. Этой зимой многие саудовцы использовали Twitter (их любимое средство общения, в котором можно использовать нецензурную лексику), чтобы выразить недовольство ростом цен на воду почти на 1000% и выразить непонимание перспектив Saudi Aramco, наследства нации, продажа части которой необходима для финансирования инвестиционных фантазий королевского неофита.

«Мы кричали о необходимости появления альтернатив доходов от нефти на протяжении 46 лет, но ничего так и не происходило»
— говорит Барджес Олбарджес, экономический комментатор, придерживающий критической позиции по вопросу продажи доли в Aramco.
«Почему мы подвергаем свой основной источник средств к существованию такому риску? Выглядит все так, как будто мы берем в долг у покупателя, но возвращать эти деньги нам придется на протяжении всей своей жизни».
Читайте также: Энергетика 2016

Олбарджес и другие саудовские скептики полагают, что частные инвесторы потребуют большую скидку на акции компании. Они также интересуются, почему саудовцы должны доверять ненадежным менеджерам фонда суверенных инвестиций в том, что их деятельность принесет больший доход, чем действия руководства Aramco. Размер компании действительно поражает. Компания является мировым производителем нефти № 1, с возможностью добычи более 12 миллионов баррелей нефти в сутки, что вдвое превышает производственные мощности любой другой компании в мире. Также Aramco является 4 в мире по величине перерабатывающей компанией. Aramco контролирует вторые по величине мировые запасы нефти, уступая лишь Венесуэле. Но в отличие от высокой себестоимости добычи у компании Orinoco Belt, в Саудовской Аравии себестоимость добычи намного ниже. Aramco также одна из самых скрытных компаний — официальная финансовая отчетность находится в закрытом доступе.

Согласно опросу экспертов, проведенному агентством Bloomberg, экономика Саудовской Аравии в 2016 году, вероятно, вырастет на 1,5%, что будет соответствовать самому медленному темпу роста со времен глобального финансового кризиса. Низкие темпы роста связаны со снижением государственных расходов – драйвер саудовской экономики–сокращение которых наблюдается впервые более чем за десятилетие. Государство все еще нанимает на работу две трети саудовских рабочих, но почти 80 процентов фонда заработной платы частного сектора приходится на иностранцев. Попытки диверсифицировать рабочую силу в прошлом потерпели неудачу. Например, финансовый квартал King Abdullah Financial District, стоимостью $10 млрд., строительство которого началось в 2006 году, построен, но его площади сданы в аренду не полностью. Недостроенная монорельсовая дорога пролегает примерно через 70 зданий включая пять совсем новых небоскребов из стекла и стали. Некоторые строительные компании недавно отказались от проекта, заявив, что им не заплатили.

Читайте также: Страны ОПЕК: цена на нефть, которая устроит всех
«В конечном счете все знают, что демографическая статистика значит для Саудовской Аравии»
– говорит Криспин Хоуз, управляющий директор в Teneo Intelligence.
«Сейчас, демографическая статистика не выглядит сколько-нибудь лучше, чем 10 лет назад. Без реальной фундаментальной экономической реформы очень трудно увидеть, как саудовская экономика может достигнуть целевых уровней занятости населения».
Принц Мухаммед не вдавался в подробности по поводу каких-либо запланированных инвестиций, но он говорит, что фонд суверенных инвестиций объединится с частными фондами, чтобы в конце концов инвестировать половину своих активов на зарубежных площадках в те инструменты, которые создадут постоянный поток дивидендов и не будут связаны с полезными ископаемыми. Он знает, что многие люди не уверены в правильности этих действий.

Читайте также: Нефть и бюджет России и Газпром и Роснефть
«Вот почему я сижу с вами сегодня»
– сказал принц Саудовской Аравии Мухаммед в середине апреля, когда писалось это интервью.
«Я хочу убедить нашу общественность в том, что мы делаем, и я хочу убедить в этом весь мир».
Принц Мухаммед говорит, что он привык к сопротивлению, ожесточенному бюрократическими врагами, которые однажды уже обвиняли его в узурпации власти перед своим отцом и королем Абдуллой. Он говорит, что изучает работы Уинстона Черчилля и Искусство Войны Сана Цзы, и постарается использовать неблагоприятную обстановку в качестве своего преимущества. Это могло бы выглядеть как просто еще одно смелое заявление представителя поколения миллениалов, если бы не стремительное увеличение влияния принца, которое шокировало всех мировых лидеров.

Саудовская Аравия нефть - принц Мухаммед (часть 2)
Вероятный будущий король Саудовской Аравии говорит, что он не беспокоится, поднимаются ли цены на нефть или падают. Мухаммед считает, что если цены на нефть идут вверх, это означает больше денег для диверсификации инвестиций. Если они пойдут вниз, Саудовская Аравия может, как производитель с самой низкой себестоимостью, увеличить свою долю на азиатском рынке. Заместитель наследного принца, по существу, отказывается от десятилетий саудовской нефтяной доктрины в роли лидера ОПЕК. 17 апреля он не поддержал сделку касаемо заморозки объемов добычи нефти (встреча в Дохе) из-за несогласия Ирана участвовать в сделке.

Наблюдатели оценили это явление как крайне редкое вмешательство члена королевской семьи, которая традиционно давала технократам в министерстве нефтяной промышленности достаточное пространство для маневров в рамках нефтяной политики.
«Нам не важны нефтяные котировки– $30 или $70, нам все равно»
– говорит принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд.
«Эта битва – не моя битва».

Читайте также: Реальная цена на нефть на самых низких уровнях с начала тысячелетия

Чтобы взять интервью у заместителя наследного принца Саудовской Аравии, не достаточно просто связаться с ресепшеном. Процесс начинается в располагающейся в центре города гостинице Riyadh, в которой репортеры ожидали звонок от дворцовой службы протокола. Вечер 30 марта прошел в режиме ожидания, звонок поступил вечером около в 20:30. Прибыли 3 машины Mercedes-Benz. Даже учитывая режим экономии в стране, все было на высшем уровне: машины кажутся совсем новыми (будто час назад выехали из автосалона), с сиденьями в полиэтилене и ремнями безопасности, которые никогда не использовались.

Кортеж направляется к королевской резиденции в Ирке, ансамбль дворцов окруженных высокими белыми стенами (место проживания короля и некоторых из его родственников, включая принца Мухаммеда). Вооруженная охрана, контрольно-пропускные пункты и металлоискатели пройдены. Никто даже не проверяет документы. В своем офисе принц Мухаммед носит белое платье и его голова остается неприкрытой. Взгляду открываются длинные темные кудри и редеющие волосы – наглость, которую многие саудовцы сочли вызывающей, когда официальные фотографии позднее были опубликованы онлайн. Начинается интервью и многочасовые дискуссии. Принц выслушивает вопросы на английском языке, и сразу подробно отвечает на арабском. При этом он неоднократно исправляет своего переводчика.

Читайте также: Прогнозы ОПЕК

В 12:30 наступает обеденное время. К репортерам за столом присоединяется экономическая команда принца, включая председателя Aramco, главного финансового контролера, и руководителя суверенного инвестиционного фонда. В ходе беседы за трапезой, принц Мухаммед просит Мухаммеда Аль-Шейха, его финансового советника с гарвардским образованием и бывшего юриста в Latham & Watkins и Всемирном Банке, дать отчет о текущем состоянии дел в финансах страны.

Во время последнего нефтяного бума, длившегося с 2010 по 2014 год, государственные расходы Саудовской Аравии стали беспрецедентными. Требования, чтобы король одобрял все договора, сумма которых превышала 100 миллионов риялов ($26.7 млн.), становились мягче и мягче — сначала объем был увеличен до 200 млн., затем до 300 миллионов, до 500 млн. и затем, как говорит Аль-Шейх, правительство полностью приостановило действие этого правила.

Читайте также: Восстановление нефти: если это было дно, то вершина рядом

Журналист спрашивает:
«Сколько денег было потрачено властями впустую?»
Аль-Шейх смотрит на диктофон на столе:
«Я могу отключить это?».
Принц Мухаммед:
«Нет, Вы можете говорить под запись».
Аль-Шейх:
«По моим оценкам, ежегодный объем неэффективных расходов составлял от 80 до 100 миллиардов долларов, что соответствует примерно четверти всего саудовского бюджета».
Принц Мухаммед задает встречный вопрос:
«Насколько близка Саудовская Аравия к финансовому кризису?»
Аль-Шейх:
«Сегодня дела обстоят гораздо лучше. Но если вы спросили бы меня то же самое ровно год назад, я бы, вероятно, находился на грани нервного срыва».
Потом Аль-Шейх рассказывает историю, которую никто из тех, кто находится за пределами королевской семьи, никогда не слышал. Прошлой весной, когда Международный Валютный Фонд и другие предсказывали, что резервы Саудовской Аравии могут поддерживать страну по крайней мере в течение пяти лет (при низких ценах на нефть), команда принца обнаружила, что королевство быстро становится неплатежеспособным.

Читайте также: Страны ОПЕК: цена на нефть, которая устроит всех
«При апрельском уровне расходов, Саудовская Аравия стала бы банкротом всего лишь в течение 2 лет – к началу 2017 года»
— говорит Аль-Шейх. Чтобы предотвратить это, принц сократил бюджет на 25 процентов, восстановил жесткий контроль над расходами, использовал долговые рынки и начал разрабатывать механизмы внедрения НДС и других налогов. Темп расходования резервов Саудовской Аравии ($30 млрд. в месяц в первой половине 2015 года) начал падать. Аль-Шейх заканчивает свой финансовый доклад. Принц Мухаммед благодарит всех и на этом завершает встречу.

Саудовская Аравия: нефть и принц Мухаммед (часть 2)

Второе интервью 14 апреля проходит на окраине Эр-Рияда в Дирие в загородном доме короля Салмана. Когда кортеж из автомобилей Mercedes застревает в пробке, пассажир, находящийся на переднем сидении, звонит кому-то и появляется полицейский эскорт. Репортеры стягиваются в узкий переулок, тянущийся вдоль высокой стены, которая выглядит, как насыпь пустынного замка из глиняного кирпича. Резиденция, в которой располагаются офисы короля Салмана и его сына, находится на небольшом холме в сердце потомственных земель Аль Саудов.
В этот раз принц говорит о себе. По его словам, пока он рос, на него влияли два направления: технологии и королевская семья. Его поколение стало первым, широко использующим интернет; первым, которое начало играть в видеоигры, и первым, которое стало получать информацию из СМИ:
«Мы мыслим абсолютно по-другому. И мечтаем об абсолютно других вещах».
Его отец – заядлый читатель, он задавал своим детям читать одну книгу в неделю, и затем спрашивал их, чтобы посмотреть, кто ее действительно прочитал. Его мать при помощи обсуживающего персонала организовывала ежедневные факультативные курсы и походы, а также приглашала ученых для длительных дискуссий. Оба родителя были строгими.
«Опоздать на обед с отцом — было катастрофой»
— вспоминает принц.
«Мать была настолько строгой, что мы с моими братьями даже иногда думали, почему наша мать так с нами обращается? Она никогда бы не упустила бы из виду ни одну из допущенных нами ошибок».
Сейчас принц уверен, что ее наказания сделали их более сильными.

Читайте также: Рынок нефти 2016

У принца четыре старших единокровных брата, с которых он брал пример, по словам принца Мухаммеда. Один из них астронавт (Султан ибн Салман ибн Абдель Азиз Аль Сауд), который летал на космическом шаттле Дискавери, и стал первым арабом и мусульманином, добравшимся до открытого космоса. Другой – заместитель министра нефти страны. Третий стал профессором Оксфордского университета со степенью доктора наук по политологии, а четвертый, умерший в 2002 году, основал одну из самых крупных компаний в сфере средств массовой информации на Ближнем Востоке.
«Все они тесно работали с королем Фахдом, что позволило нам наблюдать и жить в пьянящей атмосфере королевского двора, потому что наш отец был родным братом короля»
— объясняет принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд, заместитель наследного принца Саудовской Аравии.

Принц Мухаммед для себя рассматривал два возможных варианта. Добиться реализации своего собственного видения, или адаптироваться к дворцовому видению:
«Есть большая разница. В первом случае можно создать Apple. Во втором случае можно стать успешным наемным работником. У меня было больше возможностей, чем были у Стива Джобса или Марка Цукерберга, или Билла Гейтса. Если я буду работать в соответствии с их методами, что я создам? Все это было в моей голове, когда я был молодым».
Читайте также: Про Фейсбук

В 2007 году принц Мухаммед получил степень бакалавра в сфере юриспруденции в Университете Короля Сауда. Затем королевство начало оказывать свое влияние. Сначала он сопротивлялся, заявив директору Бюро Экспертов (которое служит как юридический консультант кабинета министров), что хочет жениться, получить степень магистра за рубежом и заработать свое состояние. Но его отец убедил его дать работе в правительстве шанс, и принц Мухаммед проработал на государство 2 года, сосредоточившись на изменении некоторых законов и постановлений в сфере корпоративного права. Его руководитель, Эссэм бен Саид, говорит, что принц проявил интеллект и отсутствие терпения к бюрократии.
«Процедуры, которые когда-то занимали два месяца, принц считал необходимым проводить в течение до 2 дней»
– говорит Саид, который сейчас работает государственным министром.
«Сегодня такие процедуры проводятся за 1 день».
В 2009 году король Абдулла отказался одобрить повышение принца Мухаммеда, чтобы избежать появления непотизма (вид фаворитизма, предоставляющий привилегии родственникам или друзьям, вне зависимости от их профессиональных качеств). Обидевшийся принц Мухаммед уехал и отправился, работать на своего отца, в то время занимавшего пост губернатора Эр-Рияда. Он попал в змеиное гнездо. Как говорит принц Мухаммед, он попробовал имплементировать новые процедуры, чтобы не позволить своему отцу утонуть в море канцелярской работы, а старая гвардия начала этому сопротивляться. Они обвинили юного принца в узурпации власти посредством разрыва контактов с его отцом, и начали жаловаться королю Абдулле. В 2011 году король Абдулла назначил принца Мухаммеда министром обороны, но приказал принцу никогда не вмешиваться в дела министерства. Тогда принц обеспокоился, что его карьера закончилась:
«Я говорил себе, что мне еще нет 30, и я не знаю, как я попал в такое количество ловушек. Но, учитывая, как все сложилось, он благодарен. Лишь благодаря случаю, я начал работать со своим отцом — из-за решения короля Абдуллы не проводить мое повышение. Господи, благослови его душу, он оказал мне услугу».

Принц уволился со своей правительственной должности и пошел на работу, реорганизуя фонд своего отца, занимающийся строительством, и открыл свою собственную некоммерческую организацию, деятельность которой направлена на содействие инновациям и лидерству среди саудовской молодежи.

Саудовская Аравия нефть - принц Мухаммед (часть 3)

В 2012 году его отец стал наследным принцем. Через шесть месяцев принц Мухаммед был назначен руководителем администрации дворца. Постепенно он вернул милость короля Абдуллы, выполняя особые поручения, которые были необходимы в текущей ситуации.

Когда принц скрытно начал планирование возможности вероятного царствования своего отца, король приехал к нему с огромным поручением: разобраться с министерством обороны. Проблемы в ведомстве тормозили работу на протяжении нескольких лет.
«Я сказал ему, что не хочу этим заниматься. Он крикнул на меня и сказал: «Не тебе решать, чем заниматься. Решения принимаю я»».
Принц Мухаммед в то время крайне не хотел увеличивать число своих могущественных врагов. Король выпустил указ, назначив принца инспектором по управлению министерством обороны и членом кабинета министров.

Читайте также: Прогнозы ОПЕК

Принц привлек к работе Booz Allen Hamilton и Boston Consulting Group и изменил процедуры по закупке оружия, составлению контрактов, информационным технологиям и человеческим ресурсам, говорит Фейхэд аль-Эйсса, руководитель администрации министерства обороны.
«Ранее юридический отдел был маргинализированным, что привело к заключению неэффективных договоров, которые стали существенным источником коррупции»
— говорит Аль-Эйсса. Принц усилил юридический департамент и отправил на доработку пол дюжины контрактов. Большой объем вооружения закупался бесцельно.
«Мы четвертая страна в мире по объемам закупок вооружения, но когда дело доходит до качества нашего военного обеспечения, мы едва входим в топ 20 стран»
– говорит Аль-Эйсса. Таким образом, принц имплементировал механизмы, позволяющие анализировать сделки в области закупок вооружения.

Он также начал проводить по несколько дней в неделю во дворце короля Абдуллы. Он попытался осуществить несколько новых реформ.
«Было очень трудно это реализовать при наличии некоторого количества недовольных людей»
– говорит принц.
«Но я и по сей день помню, что не было ничего, что я обсуждал с королем Абдуллой, на что бы он не дал свое согласие».
Менее чем через неделю король Абдулла умер, и король Салман занял трон. Новый король вынес постановление, назначив принца Мухаммеда министром обороны, начальником королевской администрации и председателем недавно созданного совета экономического надзора. Через три месяца король заместил своего брата – бывшего начальника разведки, которого король Абдулла всего двумя годами ранее сделал заместителем наследного принца – и сделал своих племянника и сына наследниками. В постановлении короля было сказано, что переназначение было одобрено большинством Совета семьи аль Сауда. Принцу Мухаммеду делегировали контроль над Saudi Aramco посредством королевского указа спустя всего 48 часов.

Читайте также: Восстановление нефти: если это было дно, то вершина рядом

Принц распределяет свое время между дворцами своего отца и министерством обороны, работая с утра и до полуночи большинство дней в неделю. Придворные заявляют, что у него хорошие отношения с кронпринцем Мухаммедом бен Нейэфом. У них смежные резиденции в пустынном лагере королевских особ. Принц Мухаммед часто проводит встречи с королем, а также проводит долгие встречи с консультантами и помощниками, обсуждая данные по экономике и нефтяному сектору. Он также встречается с иностранными дипломатами и является главным лицом, принимающим решения в войне Саудовской Аравии в Йемене против поддерживающихся Ираном мятежников Хоути. Несмотря на бережливость принца, война стоила целое состояние.
«Мы считаем, что мы ближе подошли к политическому решению, чем когда-либо»
– говорит принц Мухаммед о конфликте.
«Но в случае эскалации конфликта, мы к ней готовы».
Почти каждое утро его будят дети — два мальчика и две девочки в возрасте от 1 до 6 лет. И это единственное время, когда принц общается с ними.
«Иногда моя жена мной недовольна, потому что я возлагаю на нее массу ответственности в вопросе образования детей. Я хочу, чтобы они приобретали максимальное количество знаний»
– говорит принц Мухаммед.
«В вопросе образования и воспитания я главным образом полагаюсь на их мать».
У принца Мухаммеда есть только одна жена, и по его словам, он не собирается больше жениться. Его поколение не так увлекается полигамией, объясняет принц, как предыдущие поколения. Жизнь стала слишком насыщенной, если сравнивать с прошлым, когда фермеры могли работать по несколько часов в день, а воины могли бы взять добычу один раз в неделю и имели бы массу свободного времени.
«Работа, сон, приемы пищи не оставляют много времени для создания еще одной семьи. Сложно жить, даже имея одну семью».
В принце Мухаммеде США могут найти долгосрочного союзника в столь хаотичном регионе. После того, как президент Обама встретился с принцем в Кэмп-Дэвиде в прошлом мае, он сказал, что он счел его крайне осведомленным, очень умным и мудрым для своих лет. Принц посетил президента США в Белом Доме в сентябре 2015 года, чтобы выразить свое неодобрение ядерной сделки с Ираном, осуществленной при посредничестве США. Вероятно, что два лидера снова встретятся в конце апреля, когда Обама посетит короля Салмана в Эр-Рияде.

Читайте также: Перспективы нефти

В марте Республиканский Сенатор Линдси Грэм из Южной Каролины встретил принца Мухаммеда в Эр-Рияде с делегацией Конгресса. Принц появился, одетый в свою расшитую золотом традиционную мантию и красный головной убор, и сказал Грэму, что он хотел бы носить что-нибудь еще.
«Он сказал: «мантия не делает человека тем, кто он есть». Он явно понимает нашу культуру»
— говорит Грэм. Сенатор рассказал, что принц в течение часа говорил об общих врагах, которые есть у Израиля и Саудовской Аравии в Исламском Государстве и Иране. Об инновациях и исламе, и, конечно, о предстоящих грандиозных экономических изменениях в Саудовской Аравии.
«Я был поражен. Я не могу передать, насколько комфортно было с ним общаться»
– говорит Грэм.
«Мы видим парня, который видит истинную природу денежных потоков, и вместо того, чтобы паниковать, видит стратегическую возможность. Его взгляд на саудовское общество состоит в том, что, по сути, сейчас настало время, чтобы богатые люди зарабатывали меньше, а все остальные больше. Главных членов королевской семьи знают по их титулам. Но принц Мухаммед хочет, чтобы их ассоциировали в первую очередь с их поступками».
Изменение взглядов королевской семьи в стране, в которой роскошно живут тысячи саудовцев, не будет легким, но принц Мухаммед готов попытаться это сделать:
«Имеющихся у нас возможностей куда больше, чем проблем».