Иран очень долго опасался внешнего влияния, особенно когда речь заходила об использовании своих природных ресурсов.

Нефть Ирана

Но сейчас правительство страны предлагает международным нефтяным компаниям самую масштабную роль с 1979 года, когда Исламская Республика национализировала резервы страны. В теории это является привлекательным предложением для обеих сторон. Ирану необходима выручка от продажи нефти для того, чтобы воскресить свою экономику (является третьей по величине на Ближнем Востоке), пострадавшей от многолетних санкций. Иностранных компаний привлекает потенциальная прибыль, которая может быть сформирована даже без существенного роста цен на нефть. Однако существует множество рисков для инвестирования в Иран, и правительство старается найти формулу, которая поможет спровоцировать компании войти на рынок страны и одновременно не вызовет возмущение со стороны общественности.

Ситуация

Объем производства нефти в Иране почти вернулся к своему досанкционному уровню после того, как в январе международное сообщество отменило большинство ограничений вслед за достижением соглашения касательно ядерной программы страны (соглашение было достигнуто в 2015 году). Однако у Министерства нефтяной промышленности есть большие амбиции, и оно планирует увеличить объем производства еще на 20% к 2021 году. Организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК) в сентябре приняла решение о первом за 8 лет коллективном сокращении объемов добычи, однако, индивидуальные квоты для каждой страны будут установлены лишь к концу ноября. Иран надеется получить обратно свой статус второго по величине производства члена ОПЕК. Для достижения этой цели стране потребуется импорт новых технологий, опыта управления и капитала. Правительство направило иностранным компаниям предложение вложить $100 млрд. в нефтяную промышленность страны и составило новые формы контрактов с целью повысить привлекательность инвестиций. Типовое соглашение, впервые предложенное в Иране в 2014 году, столкнулось с недовольством со стороны некоторых политических фракций, выступавших против предоставления слишком многих уступок иностранным компаниям. Их действия направлены против усилий президента Хасана Рухани, пытающегося открыть экономику страны. Рабочая группа, учрежденная по приказу Верховного Лидера Ирана, Аятоллы Али Хаменеи, в июле внесла свои правки в структуру контракта, и правительство Ирана 3 августа одобрило новый формат договора. Детали новой формулы, такие как раскрытие регулирования взаимоотношений с инвесторами и принципы, на которых будет строиться процесс разрешения спорных ситуаций, пока носят закрытый характер.

Добыча нефти Ираном

Предыстория

От момента формирования первого концессионного соглашения с британской компанией в 1901 году до исламской революции 1979 года, Иран почти не обладал контролем над своим самым ценным природным ресурсом. Несколько десятилетий британское правительство, посредством своего мажоритарного пакета в Англо-Персидской Нефтяной Компании, фактически владело нефтью Ирана и получало львиную долю прибыли. После долгих лет нарастающего недовольства парламент Ирана в 1951 году национализировал нефтяные месторождения страны. Политик, возглавлявший данный процесс, премьер-министр Мухаммед Моссадег, был через 2 года снят с должности в ходе переворота, который поддерживался службами британской и американской разведок, и власть Шаха, поддержку которому оказывали страны Запада, была восстановлена. Когда исламские революционеры свергли Шаха в 1979 году, одним из первых их указов стал закон о повторной национализации иранской нефти. На протяжении следующих 20 лет ни одна иностранная компания не осуществляла свою деятельность на территории Ирана. Когда в конце 1990-х глобальные компании вернулись в страну, им было позволено работать только по краткосрочным контрактам, согласно которым они получали фиксированную оплату за  геологоразведку и разработку месторождений, со всеми сопутствующими рисками, однако, они не имели долю в прибыли от продажи нефти. Большинство из тех компаний перестали работать в Иране к 2010 году, когда политические риски начали превышать потенциальную выгоду.

Аргумент

Сможет ли Иран привлечь современные технологии, инвестиции и так необходимые этой стране долгосрочные контракты? Крупные нефтяные компании не станут отказываться от возможности проведения операций в Иране. Себестоимость добычи сырой нефти в этой стране очень низкая, что является необычным явлением. Затраты на добычу более чем на 50% ниже, чем, например, в Мексике. И в Иране очень много нефти: почти 10% от всех мировых доказанных запасов. Но список рисков также очень длинный. Регулирование взаимоотношений в бизнес среде Ирана является очень сложным процессом. Инвесторам будет необходимо создать совместное предприятие с местной компанией, что осложняет процесс соблюдения международного антикоррупционного законодательства и остающихся санкций США. Правительство Ирана не разъяснило, согласится ли оно разрешать споры с компаниями на международных арбитражных площадках, таких как Международный Арбитражный Суд (International Court of Arbitration). Более долгосрочные контракты предоставляют возможность разрабатывать более труднодоступные месторождения, однако, их заключение также привяжет инвесторов к непредсказуемой местной среде. В результате следующих президентских выборов в мае 2017 года Рухани может быть смещен более протекционистским кандидатом. В рамках негативного сценария политические изменения в Иране или США могли бы подорвать достигнутое соглашение по ядерной программе и восстановить действие санкций.