Масштаб парабанковской системы (теневого банкинга) превосходит объем мировой экономики. Она создает системные риски для финансовой стабильности, а ее название ассоциируется с непрозрачностью.

Парабанковская система – теневой банкинг

Парабанковская система (теневой банкинг) является всеохватывающим понятием, включающим в себя рискованные инвестиционные продукты, ломбарды и операции ростовщиков, а также и так называемые частные схемы кредитования между частными лицами и компаниями. Даже дилеры в области искусства, такие как Sotheby's, стали теневыми банками, поскольку аукционный дом предоставляет своим клиентам миллионные займы для покупки шедевров искусства. Объединяет все эти направления то, что данные продукты и практики процветают вне обычной банковской системы, и их деятельность часто является недоступной для регуляторов. Наиболее разрушительные последствия от финансового кризиса 2008 года можно было проследить не в секторе банковских депозитов — так же, как и было во время Великой депрессии — а в секторе теневых банков, таких как Lehman Brothers (брокерско-дилерская деятельность), а также в секторе теневых банковских инструментов, таких как фонды, оперирующие на денежном рынке. Парабанковская система процветает по одной причине – игроки, освобожденные от оков регулирования обычной банковской отрасли, могут проводить необходимые им операции там, где им это нужно. Сложность заключается в контроле рисков. 

Ситуация

Объем активов в глобальной парабанковской системе в 2014 году вырос до $80 трлн. (что на $2 трлн. больше, чем объем мирового ВВП в том году). Совет по финансовой стабильности (Financial Stability Board), который собирает данные и осуществляет мониторинг глобальных финансовых потоков, охарактеризовал 36 триллионов долларов из этих активов, как несущие риск для финансовой системы. В США самая крупная парабанковская система, а в Китае сектор парабанковской системы растет самыми быстрыми темпами из всех наиболее крупных экономик мира, в то время как в Великобритании и Ирландии он по своим масштабам превосходит размеры всей экономики. Две трети от парабанковской системы Китая составляют «завуалированные банковские кредиты», согласно данным одного из исследований. Тревогу также вызывает и стремительный рост активов в управляемых фондах, совокупный объем которых достиг $3,9 трлн. — данные активы характеризуются как непрозрачные инвестиции, которые не попадают на балансы банков, что наводит на мысли о параллелях с экспозицией Западных кредитных организаций в продукты ипотечного кредитования. В США страховые компании присоединились к хедж-фондам, частным инвестиционным компаниям и технологическим стартапам и тоже попали в ряды теневых финансовых структур на фоне того, что низкие процентные ставки существенно снизили доходность, получаемую компаниями от вложений в традиционные направления.

Структура парабанковской системы – теневого банкинга

Предыстория

Экономист Пол МакКалли ввел термин «теневой банкинг» в 2007 году, но кредитное посредничество существовало вне банковской системы на протяжении многих веков до этого. По мере того как банки начали становиться основой финансовой системы, правительства ввели правила для защиты сбережений населения и обязали банки контролировать риски при инвестировании. Тем не менее, механизмы, позволяющие получить выгоду в обход существующих правил, нашли своих сторонников. Фонды, осуществляющие операции на денежном рынке, привлекли американских вкладчиков на фоне резкого роста инфляции в 1970-х, предложив им более высокие процентные ставки, чем в банках (предел банковских ставок был ограничен на законодательном уровне). В Китае инвесторы начали вкладывать средства в управляемые фонды для того, чтобы получить высокую доходность, а также они были убеждены, что доходность гарантируется банками, от лица которых выступали управляющие компании. Во всем мире малый бизнес испытывает нехватку банковских кредитов, а банки, нарушающие своей активностью правила, также являются частью глобальной картины теневого сектора. Поскольку банки обычно обеспечивают страхование вкладов своих клиентов, люди не спешат снимать средства в трудные времена. Теневые же организации, не имеющие системы страхования вкладов, могут сталкиваться с резким оттоком инвесторов, что может вызвать негативное давление на финансовую систему, и что не может не беспокоить регуляторов. Во время кризиса 2008 года правительства США и европейских стран не просто предпринимали действия, направленные на спасение банков, им также пришлось влить триллионы долларов в парабанковскую систему для того, чтобы она не рухнула. Регулируемый банковский сектор связан с парабанковской системой — связь можно проследить через займы от управляемых фондов или по транзакциям с деривативами — что также создает опасность во время наступления кризиса.

Теневой банкинг Китая

Аргумент

Почему правительства не вмешиваются? Почему они не прибегают к регулированию всех активностей, связанных с кредитованием и депозитарной деятельностью, подобно тому, как они регулируют банки? В США после финансового кризиса были предприняты некоторые попытки регулирования теневого сектора, но ожесточенное лоббирование со стороны финансовой индустрии сохранило большую часть этих попыток лишь в головах законодателей. Кандидат в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон обещает сделать больше в случае ее избрания. Регуляторы Китая начали таргетировать деятельность частного кредитования после того, как в стране было зафиксировано банкротство гигантской пирамиды, основанной на схеме Понци. Правительство страны ужесточает правила в сфере управляемых фондов и пытается осуществлять контроль и мониторинг индустрии трастовых организаций, объем вложений в которую достиг $2,6 трлн. Однако для многих стран парабанковская система способствует улучшению функционирования их экономик. Малые предприятия получают кредиты, в которых они нуждаются, вкладчики получают более высокую прибыль. Ужесточение регулирования в этой сфере может быть целесообразно в долгосрочной перспективе, однако, это также может замедлить экономический рост и вызвать формирование рисков в краткосрочной перспективе. Чиновники знают, что парабанковская система представляет опасность, и они осуществляют ее регулирование на свой страх и риск.